Работа по организации взаимодействия НАБУ с другими правоохранительными органами, в том числе антикоррупционными, может быть оценена позитивно

Борьба с коррупцией — политическое обещание, которое пытаются исполнить уже практически пять лет. Но поскольку под словом «борьба» подразумевается процесс, скорой победы над коррупцией и не было обещано. Пока нам предлагают следить за интригами, скандалами и расследованиями в антикоррупционной сфере.

Создание органов

За борьбу с коррупцией решили взяться, начав с создания органов расследования: Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП), Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА). Этого оказалось недостаточно, поэтому после долгих политических торгов было решено создать специализированный суд — Высший антикоррупционный суд (и сразу с апелляционной палатой). Высшая квалификационная комиссия судей Украины сейчас проводит конкурс на должности судей антикоррупционного суда. На этом этапе комиссия совместно с Общественным советом международных экспертов решает вопрос добропорядочности (соответствия уровня жизни задекларированным доходам)кандидатов в судьи. Судьи должны быть добропорядочными, ведь они станут окончательным звеном в связке борцов с коррупцией — как вершители антикоррупционного правосудия. Именно специализированный суд должен будет принять на себя удар, который сейчас держит НАБУ, на этом этапе назначенное ответственным за существование коррупции.

Согласно Закону Украины «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» от 14 октября 2014 года № 1698-VII (Закон) на этот государственный орган возлагаются такие функции, как предупреждение, выявление, пресечение, расследование и раскрытие коррупционных правонарушений, относящихся к его подследственности, а также предупреждение совершения новых. Бюро создано для противодействия уголовным коррупционным правонарушениям, совершенным высшими должностными лицами, уполномоченными на выполнение функций государства или местного самоуправления, которые угрожают национальной безопасности.

Отметим, что этот Закон парламент принял, поскольку создание Национального антикоррупционного бюро Украины было одним из требований Международного валютного фонда и Европейской комиссии для либерализации визового режима Украины с Европейским Союзом.

Сотрудников НАБУ отбирали на открытом конкурсе. Нынешний директор НАБУ — Артем Сытник был выбран из 186 кандидатов. Уже 16 апреля 2015 года Президент Украины издал два Указа: № 217/2015 — о создании Национального антикоррупционного бюро Украины и № 218/015 — о назначении Артема Сытника директором Бюро. Новоназначенный директор решал организационные вопросы, назначая заместителей и утверждая штатное расписание. Общественность выбирала наблюдателей — раз в год с помощью интернет-голосования избирается Совет общественного контроля при Бюро.

25 августа 2015 года избрали первых 70 детективов Национального антикоррупционного бюро Украины. 15 сентября детективы в присутствии Президента Украины приняли присягу государственного служащего.

И все-таки начало работы Бюро зависело от создания специализированной прокуратуры — руководитель САП Назар Холодницкий занял эту должность 30 ноября 2015 года.

И только 4 декабря детективы НАБУ внесли в Единый реестр досудебных расследований сведения о первых трех уголовных производства, касающихся схем хищения средств государственных предприятий на общую сумму около 1 миллиарда гривен.

Плюсы и минусы

Время, прошедшее со старта работы Бюро, выявило проблемы институции как изнутри системы, так и в законодательном поле.

Одним из плюсов работы НАБУ можно назвать транспарентность, декларируемую как при запуске, так и в течение деятельности: согласно данным, опубликованным на официальном сайте Бюро, по состоянию на 31 декабря 2018 года в работе НАБУ находятся 635 производств, направлены 153 сообщения о подозрении, 302 человека находятся в статусе обвиняемых, 176 дел направлены в суд. Вынесено 25 приговоров.

НАБУ подробно отчитывается о своей деятельности: на сайте можно увидеть перечень конкретных досудебных расследований и узнать, на какой стадии рассмотрения находится то или иное производство.

Считаем некорректным относить к минусам работы НАБУ спорные вопросы, которые регулируются законодательно, поскольку эта плоскость лежит в сфере ответственности законодательного органа — Верховной Рады Украины, со всеми вытекающими последствиями (в частности, судебная подведомственность, затягивание сроков в связи с дефицитом следственных судей). Но упомянуть об этих проблемах, влияющих на результативность деятельности органа, все же стоит.

Говоря о минусах деятельности, нельзя не вспомнить о прошлогоднем конфликте между двумя связанными органами НАБУ и САП — долгоиграющий кризис в отношениях прокуратуры и Бюро обострился в марте 2018 года. НАБУ и Генеральная прокуратура Украины, обнародовав записи, полученные с помощью скрытых средств, применяемых в негласных следственных действиях, заявили о дисциплинарном проступке главы САП. Дисциплинарное дело в рамках полномочий рассмотрела Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров — Назару Холодницкому был объявлен выговор, он остался на должности. Этот кейс показал, что государственный орган с широкими полномочиями нельзя назвать политически независимым.

НАБУ регулярно проводит обыски у крупных фигурантов: судей, чиновников, мэров и т.д. В этом следственном действии на поле выходят адвокаты, для которых открылась новая прибыльная практика. Мы помним, что Конституция Украины не только предусматривает презумпцию невиновности, но и гарантирует право на правовую помощь и защиту, в том числе во время досудебного расследования — проведения следственных действий. Обыски — горячая тема, на которой в силу профессии зарабатывают не только адвокаты, но и политики, принимая законы из серии «Маски-шоу стоп». Систематические изменения, вносимые в Уголовный процессуальный кодекс Украины, призваны защитить права обыскиваемых, но работы адвокатам все еще хватает, потому что за соблюдением закона при обысках и изъятиях следят именно они. Ну а соблюдение правоохранителями профессиональных прав самих адвокатов уполномочены контролировать органы самоуправления. Именно советы адвокатов регионов НАБУ уведомляет о прибытии к адвокату, который является фигурантом коррупционного дела. Глубоко не касаясь проблем, которые существуют внутри самого адвокатского самоуправления, напомним: в частности, в Киеве несколько лет ведут деятельность два параллельных совета адвокатов региона, между которыми идут судебные тяжбы по выяснению правомочности. Поэтому детективы НАБУ, вынужденные учитывать реалии времени, уведомляют оба совета, представители которых могут выехать на место проведения следственных действий для защиты адвокатских прав своих коллег. Не зная, как поступить, в НАБУ в этом вопросе руководствуются и законом, и целесообразностью, стараясь не усугублять конфликты другой институции.

Антикоррупционный орган создавался с учетом коррупционных рисков, одним из которых является неконкурентный размер обеспечения, то есть зарплат сотрудников, непосредственно занимающихся расследованиями. Исходя из данных открытых источников, зарплата детективов НАБУ составляет около 2 тысяч долларов в эквиваленте. Таким образом, достаточная оплата труда в большой мере гарантирует отсутствие вымогательств на низовом уровне. А честная работа «в поле» — безусловный плюс деятельности государственного органа.

Позитивно следует оценить и работу по организации взаимодействия НАБУ с другими правоохранительными органами, в том числе антикоррупционными. В наше время big data (обозначение данных огромных объемов), за которыми не поспевает законодательство (например, в части признания судом доказательств, эффективной защиты персональных данных), процесс обмена данными должен происходить в правовом поле. Это поле и организовывается согласно нормам соответствующих нормативно-правовых актов как со стороны бюро, так и со стороны государства — в случае получения информации от международных партнеров. Безусловно, этот организационный плюс в случае несоблюдения процессуальных правил или мелких нарушений может быть использован и как минус — для защиты обвиняемых в коррупции в рамках судебного разбирательства.

К сожалению, отсутствие единой государственной стратегии по информационному сопровождению реформ, которые проводятся практически во всех общественно-государственных сферах, не позволяет сформировать цельную картину работы. Оценить извне результат приложенных усилий вправе каждый, не важно, затрагивают ли изменения непосредственно его профессиональную деятельность. Ну а профессионалу сложно быть беспристрастным, поскольку в силу деятельности фокус внимания направляется или на негатив, или на позитив (в зависимости от занимаемой стороны).

ТАТИК Юлия — президент АО «Всеукраинская ассоциация адвокатов», г. Киев

Заказать звонок
+
Жду звонка!